Благо-
Творительность

Авторы сборника

Васильева Лариса

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1935



Родилась в Харькове в семье инженера Николая Кучеренко, одного из создателей серии танков БТ и Т-34. В 1958 году окончила филфак МГУ(1957). Поэтесса, прозаик, драматург, переводчик. Печатается с 1957 года. Автор более сорока поэтических сборников. Автор бестселлеров «Кремлевские жены», «Дети Кремля» и др. Основательница музея «История танка Т-34». Член СП СССР (1968).Награждена орденами Дружбы народов (1984). "Знак Почета" (дважды). Лауреат премии Московского комсомола (1967).




* * *
Проклятое чувство вины,
что горькой травы не косила
и в память минувшей войны
осколка в груди не носила,

как будто мои времена,
изгибы судеб, перехваты
не выдали сердцу сполна
всего, что знавали солдаты.

Зачем я весной дорожу,
грядущей свободно и чудно,
зачем я отца не сужу
и сыну ни в чем не подсудна?

Затем ли, что в ясном пути,
в сплетеньях отрады и боли,
такое еще впереди...
Хватило бы силы и воли.




ТАНКИ

               Моему отцу, Николаю Алексеевичу Кучеренко

Какие-то строгие тайны
из дому отца увели,
а вскоре по улицам танки
гудящей волной поползли.
Я прятала руки за ватник
и следом за танками шла,
не зная, что ожил тот ватман,
с его заводского стола,
что ожил тот ватман, который
похитил отцовские сны...
По длинным людским коридорам
шли новые танки страны.
Мальчишечьи крики привета
неслись от ворот до ворот,
и женщина шла без жакета,
кричала:
— Победа идет! —
И, стиснув руками упрямо
тугие перила крыльца,
о чем-то заплакала мама,
привыкшая жить без отца.
Я помню тот день потому лишь,
что вечером этого дня
средь старых бревенчатых улиц
отец мой окликнул меня.
Мне даже теперь это снится,
как в тот незапамятный год
отцу разрешил отлучиться
домой оборонный завод,
как следом за ним я бежала
и в комнату нашу вошла,
а мама подушки взбивала,
а мама лепешки пекла,
смеялась то громко,
то робко, о том говорила, о сем...
Но стыла в тарелке похлебка —
отец мой уснул за столом.
А мать улыбалась все шире
и куталась в старую шаль...
Шли танки Т-34
в тревожную, трудную даль.




СЛЕД ВОЙНЫ

Сквозь стены смех и голоса
то приближаются, то тают,
но на мгновенье утихают,
когда в глаза глядят глаза.

Не принимая в тесный круг,
девчонки пробегают мимо.
Я взрослая непоправимо —
и среди них мне нет подруг.

А кажется — вчера еще
я беззаботно щебетала
да и сегодня не устала
смеяться, спорить горячо.

Но между нами десять лет,
а в них сирена и бомбежка,
и та из лебеды окрошка,
которой в голод лучше нет,

и мамин затаенный страх,
и то бесстрашие отцово,
чей танк, железно и свинцово,
мог обратить живое в прах.

И чувство Родины во мне
живет, наверно, с той минуты,
когда налеты и салюты
не различала я в окне.




СОРОК ПЯТЫЙ ГОД

Самолет с горящими крылами
уходил в чужую тишину.
Зычными звоня колоколами,
время наступало на войну.

И пересыхали реки крови.
Раны чутко трогала зима.
В каждом о грядущем полдне слове
чудилась История сама.

Девочка бежала, опаляя
удивленьем близоруких глаз,
легким своим бегом отдаляя
грохотом опустошенный час.

Девочка, счастливая, не знала,
чем она особенно сильна:
что о жизни знает слишком мало
и что мир не проще, чем война




ПРИСЯГА

Солдаты строем на плацу.
Рука к руке.
Лицо к лицу
Проходят с песней мимо.
Я сына среди них ищу.
Я угадать его хочу —
мгновенье уловимо.

Проходит молодая жизнь.
Они в одно лицо слились
и я не различаю
сквозь слезы струями дождя,
какой из них — мое дитя —
я взглядом всех встречаю.

Навстречу мне ответный взгляд:
назад — вперед,
вперед — назад.
Прошли. Не увидала.
Но я-то знаю, он там был
и даже «мама» говорил,
хоть я и не слыхала.

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker