Медиа

Пресса о творчестве автора

Обнаружить новое имя в поэзии – редкая удача. Неудивительно: тотальная глобализация сознания и компьютеризация мышления не сильно располагают к лирике. И всё же вопреки всему люди слагают стихи, пишут вдохновенную музыку. Человеческую природу не переделать. Пока есть воздух, цветы на поляне, пока всходит и заходит солнце, пока есть чувства – будет жива поэзия. И будет сохраняться к ней читательский интерес.

Недавно в издательстве «ДизайнПресс» вышла книга стихов молодой поэтессы из Петрозаводска Натальи Лайдинен. Она назвала её «Небесные песни».
В книгу вошли и «взрослые», и ранние стихи поэтессы, написанные ещё в 10-летнем возрасте. Автор не побоялась вынести их на читательский суд.
Первая книга далась автору, по её признанию, непросто:
«Я долго колебалась. Одно дело, когда пишешь для себя, в стол, другое – для читателей. Раньше я доверяла свои лирические откровения узкому кругу очень близких мне людей: моим родителям, друзьям. Именно они оставались моими немногочисленными читателями и строгими критиками. Но однажды я встретилась с людьми, которые профессионально оценили мою поэтическую увлечённость. Их оценка окрылила меня. К тому же я встретила неравнодушных людей – замечательного издателя Бориса Валита и заслуженного художника России Юрия Иванова».

Действительно, стоит отметить блестящее оформление книги. Тонкие карандашные зарисовки придают ей небесное настроение и какое-то чистое воздушное наполнение. Такую книгу приятно взять в руки. Заметно: в неё вложена душа не только автора.

Наталья Лайдинен признаётся, что выросла на поэзии Серебряного века. «Цветаева, Волошин, Блок, Кузмин кажутся мне современными и близкими. Кроме того, мне интересна поэзия немецкого и английского романтизма, творчество таких поэтов, как Уильям Блейк, Эмили Дикинсон, из современников – Иосиф Бродский».

К слову сказать, Наталья Лайдинен по профессии – социолог. Выпускница факультета международной информации Московского института международных отношений. Кандидат социологических наук. Её кандидатская посвящена теме политического лидерства в современной России.

Впрочем, социология – это, можно сказать, её хлеб насущный. А на жизнь обычную, глубинную она смотрит всё же сквозь призму лирических строк. Поэтическое восприятие действительности точнее отвечает характеру её души.

Эту особенность отметила и известная поэтесса Римма Казакова, которая так отозвалась на лирический сборник Натальи Лайдинен:
«Небесные песни» – своеобразный дневник души, где стихи размещены не только по вехам лет, но по человеческим и творческим пристрастиям автора. В них отражена биография поэтессы, многое из того, что она видела и прочла, узнала и осмыслила, что она любит, что отвергает, о чём мечтает, в чём сомневается.

Постепенно от библейских сюжетов, исторических имён и географических подробностей, представляющих круг интеллектуальных интересов поэтессы, в стихах Натальи Лайдинен всё смещается к тому, что и есть предмет исследования поэтической души, поэтического слова: человеческое в человеке, творчество, любовь.

…Здесь и появляются находки, прозрения, которые могут указать поэтессе, куда ей идти и где искать. «Теперь я знаю – корни все из детства…», «Мне приятно всегда несведущей оставаться в искусстве любви», «Откуда сразу столько мук, ведь вовсе не было – утраты?..», «Я не люблю владеть…», «Печать страданья и порока повсюду отыскать легко. Но всё великое до срока в природе скрыто глубоко».

…Есть у автора почти шокирующие, дерзкие стихи, где она позволяет себе конфронтацию с одним из лучших стихотворений Марины Цветаевой «Тоска по родине». «А у меня тоска по небу!» – восклицает молодая поэтесса, и эта её тоска по небу есть тоска по творчеству, которая, возможно, ещё неосознанно для Натальи Лайдинен – самое главное. Даже любимому она говорит: «Ты подарил, что бессмертно – мои стихи».

Совершенно естественно приходит поэтесса к ощущению, что «сеет зародыши верные века, который взойдёт». И убедительны её строки: «И постигаю всё, что было, и вижу всё, что суждено, как будто время прорастило души священное зерно».

...Я рада доброму и обещающему явлению в литературной жизни, имя которому – Наталья Лайдинен».
Сама автор «Небесных песен» в предисловии к книге утверждает: «Поэзия – очень тонкая материя, никому не навязывается, не рекламирует себя на каждом углу…»
Действительно, лучшая реклама стихам и таланту – сами поэтические строчки.

Вот что рассказывает сама Наташа Лайдинен о себе, о своей жизни и своих отношениях с поэзией.

«Как и все романтичные натуры, в отрочестве я «переболела» Лермонтовым, тогда он казался мне ближе, острее Пушкина. А сейчас я понимаю, что пушкинская поэзия настолько гармонична и многолика, что только начинаешь её чувствовать по-настоящему глубоко. Я продолжаю открывать новые грани его творчества.

В моей жизни сыграла огромную роль моя мама Людмила Николаевна, человек тонкой души. В молодости она сама писала стихи. Из её уст я впервые услышала многие стихи любимых мною поэтов. Именно мама привила мне любовь и уважение к книге. Её усилиями в нашем доме была собрана хорошая библиотека. Мама не ругала мои первые смешные стихи, наоборот, мягко подсказывала неточности. Большую роль сыграли и учителя литературы Ангелина Александрова Пузенко и Елена Васильевна Щемелева в петрозаводской спецшколе с углублённым изучением иностранных языков, где я училась. Мне повезло в жизни в том, что меня окружали люди, уважительно относившиеся к моей увлечённости поэзией. Они, сами того не подозревая, преподносили мне новые идеи, чувства и впечатления.

Как рождаются стихи?
Для этого нужно счастливое совпадение обстоятельств. Во-первых, душа должна почувствовать импульс извне и отозваться на него. Душа должна быть готова воспринять приходящую энергию, иначе ничего не получится. Стихи – это созвучие, сотворчество. Во-вторых, нужно полностью освободиться от текущих проблем и погрузиться в рождающийся звук, пережить его всем телом, чтобы дальше он смог воплотиться в нужное слово. Иногда это очень сложно – найти единственное верное слово. Меня это часто мучает. К тому же поэзия – дама капризная, если она чувствует, что её тут сегодня не ждали, она исчезает, и дозваться её вновь нет никакой возможности».

Александра ФЕДОТОВА



***
Внезапно не приходят перемены,
Они всегда задолго шлют гонца,
Сжимает сердце
острый спазм мгновенный,
И холодок касается лица;

То скрипнут по-иному половицы,
Как будто ощущая чей-то шаг,
Сны говорят,
что новость приключится,
И замирает, мается душа;

Неладное творится с зеркалами,
И женский голос по ночам поёт,
И что-то происходит
между нами,
Как будто где-то лопается лёд.

***
Замысел, мука ли, милость,
Только завещано: длись!
Десять колен растворились,
Десять колен разошлись;

Кружит нелёгкое время
По миру манну-метель,
Всюду развеяно семя
Страсти твоей, Исраэль!

Сколько нас бродит по свету,
Пасынков с искрой в сердцах?
Все мы внебрачные дети
В поисках Бога-отца;

В примесях крови мятутся
Мудрость и память, и плен…
Заново где-то сойдутся
Вечных двенадцать колен!

***
Любовь, не требующая взамен,
Любовь, чурающаяся измен,
Из вен –

Елеем льющаяся на лоб,
Волной касающаяся стоп,
Как столп –

Сходящая, чтобы кругом – ниц,
Любовь, не знающая границ,
Взлёт птиц –

Сияние от лица к лицу,
Льновение от людей – к Ловцу,
Стремление как стрела – к концу

И колокол: Лю-бовь!

***
Два берега, два дерева,
Два облака, два острова! –
Разлук разломы древние
По миру – сталью острою,

То мартовскими льдинами,
Адамом до падения,
Желание единое
Над всем – соединение;

И руки чьи-то тянутся
Над островом, над облаком,
Как будто души к таинству
Слияния высокому;

И берега сливаются,
Деревья кроной сходятся,
И руки заплетаются
В бессонности, в бездонности.

***
Офелия уже сплела венок,
Для Гильдестерна
выточена шпага,
Туман вечерний город обволок
Как липкая дурманящая влага;

Вот отголоски песенки слышны,
Что девушка чудная напевала;
Им мягко вторит
дальний плеск волны
И холодящий шелест покрывала;

А за стеной готовят древний яд,
И он кипит, как кровь,
струясь из раны,
И помутнён слезой
случайный взгляд
Какого-то шута – иль шарлатана.

***
Какой последний по счёту вечер?
Спиралью странной
мой путь заверчен,
Кому обещан, кому обвенчан
Дух исступлённых,
безумных женщин,

Живущих в мире,
как вздох, как ветер,
Разящих вепрем,
крутящих вертел,
Твердящих без вспоминанья Веды,
Которым нет ни венка, ни века,

Но только вихрь
запредельных странствий,
Игра с сознаньем,
полёт в пространство,
Мне в мире всё:
ни прощай, ни здравствуй,
Ни перемена, ни постоянство;

К иным взывая, других волнуя,
Иду, как песня,
сквозь жизнь земную,
То грешную, то почти святую -
Я незаметно себя миную,

Не сознавая, что быть живою,
Что быть женою,
что стать вдовою…
Пусть дольний луг
порастёт травою
И будет небо над головою.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker