Медиа

Пресса о творчестве автора

В наш техногенный век мы как-то позабыли выражение: «Божья искра». Да и не к чему и не к кому, видно, его применять. Искрит нынче только электричество, послушно обслуживая тонны электронной аппаратуры. Но встретишь человека, посмотришь ему в глаза, послушаешь его голос, прочтешь его мысли в его книгах и вспомнишь про Божью искру, призвание, доброту, свет. И радостно дрогнет сердце – живы еще!
В стихах Натальи Лайдинен при первом прочтении меня поразили три вещи:
1. Она написала о давно забытой богине декаданса Ольге Глебовой – Судейкиной:
«Поклонников, друзей – всех нет на свете,
И выцвели прощальные подарки…
Скажи теперь сама: к чему все это?» (курсив мой – М.К.)
Написала так, словно в повседневной беседе задала вопрос близкому человеку, на который важно услышать ответ. И, думаю, что она его услышала.
2. В главе «Уроки жизни» своего поэтического сборника «Небесные песни» (из-во «Дизайн-пресс» 2004 г.) так представила венец своего жизненного пути:
«И постарев, как в осьмнадцатом веке,
Слушала бои старинных часов,
Дни, коротая в библиотеке
В сердце дремучих богемских лесов».
Откуда у этой молодой, полной сил женщины родился такой точный выверенный образ покоя и желания слиться с изначальным – природой?
3. В качестве награды себе она попросила:
«Вновь быть собой и вспомнить радость
Раскрыться солнцу – как цветы!
И большей не просить награды,
Чем оградить от суеты».
Положив руку на сердце, кто из нас ограничивался такой скромной и мудрой просьбой к Творцу?
В одном из своих интервью Наталья Лайдинен на вопрос о том, что поэт в России больше, чем поэт, и актуально ли это высказывание до сих пор, ответила: «… русская поэзия не развлекает и не услаждает – она пророчествует, юродствует и плачет».
Наталья Лайдинен родилась в Петрозаводске. В семье педагогов. Отсюда, наверное, истоки истинной, редкой для современности культуры, любовь к поэзии, философии, языкам. Мама и женщины-поэты Дикинсон, Цветаева, Ахматова оказали наибольшее влияние на Наташу как на личность. Стихи она начала писать с десятилетнего возраста.
Училась в Москве. Закончила факультет международной информации МГИМО МИД РФ.
Кандидат социологических наук. Ее кандидатская диссертация исследовала вопросы политического лидерства в России. Специализируется в области имиджевых и политических исследований. Имеет ряд публикаций в социологической сфере.
Что касается социологии, то работы Н. Лайдинен, проведенные в крупнейших социологических центрах, вызывают большой интерес. Вот вывод исследования «Какой президент нужен России»: «…Таким образом, если рассматривать тех, кто имеет определенное мнение относительно предпочтительных взглядов будущего Президента, получается, что «примерно равное число россиян являются приверженцами Президента, который в той или иной степени является сторонником демократических взглядов (либерал, центрист) и человека с социалистическими взглядами (коммунист, социалист). В этой ситуации преимущественно при совершении выбора граждане в любой ситуации будут руководствоваться прежде всего эмоциональным впечатлением от кандидата».
Владеет английским, немецким, французским языками, занимается литературными переводами. В 2004 году в издательстве «Дизайн-пресс» был издан поэтический сборник Натальи Лайдинен «Небесные песни».
О ее творчестве писала «Литературная газета», «Комсомольская правда» и другие издания, высоко оценила лиричность ее интонации поэтесса Римма Казакова.

***
Строчки нижутся, как бисер.
Сумерки. Смотрю в окно.
Кто-то дальний бросил в выси
Бархатное полотно;
Ветер потревожил струнки,
Звуков расплелась канва,
В небе звездные рисунки
Засверкали, как слова,
Подчиняясь вечной власти
Во вселенском вечеру,
Точно одинокий Мастер
Начал с бисером игру,
Заплетая в тихом трансе
Смысл слов и звездный свет…
Так и дышат в резонансе
И Создатель, и Поэт.

Мастер и Маргарита
– Смелей вперед! По этой, Мастер!
Теперь назад дороги нет!
Идите с ней, вас встретит счастье,
Прощайте! Вот и ваш рассвет…
– Прощай, мой бог! Расплылись тени,
Исчез в дыму Ершалаим;
Мы здесь вдвоем, мой милый гений,
И это небо – нам двоим!
Двоим! Расправь худые плечи,
Я заклинаю – все забыть!
Прислушайся, безмолвье лечит;
Я буду помнить, ты – любить;
Все здесь дано тебе в награду,
Пусть боль растает синим льдом;
Увитый диким виноградом,
Я вижу дом, твой вечный дом;
Как раз сейчас в нем тушат свечи,
Слуга-старик нас ждет давно,
И распахнулось нам навстречу
Венецианское окно!
Здесь нас никто не потревожит,
К тебе придут твои друзья,
Ты будешь спать на мягком ложе,
Стеречь твой сон тут буду я;
Все позади и нет возврата!
Но в ночь неистовства Луны
Ты вспомнишь жизнь, роман, Пилата,
А я скажу, что это – сны…

Silentium!
Великий дар – от века быть безгласным,
Стихии не уметь в слова облечь,
Но слышать в глубине иную речь,
Не рассыпая искр ее напрасно;
Прожить в себе – как волны, валуны,
Гармонии вмещая Ойкумену,
Не подвергая мыслекосмос плену
В единстве первозданной тишины;
Но если живо дьявольское жало,
И письмена освоила рука,
Верней отсечь их огненным кинжалом,
Чтобы вернуться к мудрости песка
И женщине, что в муках не рожала,
А слушала молчанье тростника.

***
Вы мне сказали, я похожа
На драгоценный дар искусства
Светящейся прозрачной кожей,
Скрываемым глубоко чувством,
Изящностью точеной кисти
И грацией движенья редкой…
Достойная пера и кисти,
Изысканная статуэтка!
Еще вы мне сказали колко:
– Недолговечен блеск фарфора!
И тьмой безжизненных осколков
Фигурка обернется скоро;
Тогда я не хотела слушать,
Что красота моя – мгновенье,
Но только раскололо душу
Случайное прикосновенье.


***
Пройден пик в двадцать семь,
Знаменитый предел,
Взлетная полоса
Для тех, кто посмел

Крикнуть смерти: Я есмь!
И шагнуть в небеса.
Значит, будет еще
Много страхов, тревог
И попыток сбежать,
Выбить шар из под ног!
Только вход запрещен
Прежде срока. А жаль.
Тридцать семь, сорок пять.
У судьбы точный счет,
Не оспорить уже…
Но команду – на взлет! –
Надо с честью принять
На любом рубеже!..

***
Так сообщаются созвездья,
Соединяются сосуды,
И кровь легко бежит по венам:
Любовь разносится повсюду!
Блуждает по вселенной семя,
В свой час оно к земле прибьется
И прорастет! Любовь над всеми,
Как жизнь дарующее солнце,
Зов изнутри, что сердцу слышен
Наместника и рыболова –
Мир созидающая свыше
Любовь! Заветнейшее Слово.

***
На земле не удержишь взгляда:
Бездны неба к себе зовут!
А рассеянные Плеяды
Точно птицы, в ночи плывут,

Голубиная стая! Мимо –
Год от года привычный путь
Мне б звездою, для глаз незримой,
По безмолвной волне скользнуть,
И тихонечко влиться в стаю,
Просиять, где туман и мгла…
Я страницы сейчас листаю –
Точно слушаю взмах крыла…

***
Зимней ночью,
вьюжной, непогожей,
Когда бог совсем от нас далек,
Заблудившийся в снегах прохожий

Заглянул в мой дом на огонек;
Был он обессилевший и строгий,
Но глаза горели ярче звезд,
Я ему тогда омыла ноги –
Все разбиты! – шел немало верст…
Сел в углу, не ел,
лишь тихо плакал,
Разметавшись у колен моих:
Слишком много
данных людям знаков,
А они в чаду не видят их!
Скоро кровь пойдет рекою алой,
Мгла падет и станет черным днем,
Отступивших грешников немало
Захлебнется огненным дождем;
Удержать пришельца не сумела,
Утром он, услышав чей-то зов,
Без прощаний канул в дымке белой,
Не оставил за собой следов;
Мне с тех пор неможется – неймется,
Точно слово изъязвило грудь.
Он сказал, что в мир еще вернется,
И зарницей будет этот путь!
Кто он мне, тот одинокий странник,
Я не знаю, но утратив сон,
Жгу огонь, не закрываю ставни:
Вдруг сегодня просияет он?

***
Пустышка иллюзорной славы –
И снова бездорожье, дым…
Как будто полевые травы
Противоядье от беды;
Вновь быть собой и вспомнить радость
Раскрыться солнцу – как цветы!
И большей не просить награды,
Чем оградить от суеты.

***
Всплеск пустоты – и гул из строчек,
Как будто чей-то давний бред
Из глубины забвенья хочет
Зачем-то вырваться на свет;
Мне нашептать про то, что было
И будет, торопясь успеть,
Он мучает с нездешней силой –
Ведь шанс не повторится впредь;
Пытаюсь дальний зов расслышать,
Но так несовершенна связь:
То громче шлет сигнал, то тише,
А то – и вовсе прервалась…
Поэт – всего лишь передатчик
Посланий голосов чужих,
Которые уходят дальше,
В пространстве воплощаясь, жить;
Летят слова: куда, откуда,
Чьих струн коснутся по пути?..
Рождение стиха – есть чудо,
Сумевшее произойти.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker