Медиа

Поэтические публикации

* * *
Вернуться к жизни с чистого листа,
Разжечь огонь любви в священной чаше!
Пусть, разгораясь ярче, пламя пляшет
И отступают страх и пустота;

Свет озаряет сердце изнутри –
Забытое небесное блаженство!
Божественного плана совершенство –
Слияние в сиянье Гаятри.

Скрываемая истина проста:
Любой душе небесной - пробужденье!
Людской любви вселенское служенье -
Делиться искрой своего костра.




* * *
Мне сутки одиночества –
Кастальских вод глоток!
Необходим для творчества
Укромный уголок,

Чтоб мысли все растаяли,
И стала даль – звонка:
Слетятся строфы стаями
Неспешно свысока,

Легко коснутся крыльями
Доверчивых страниц…
Расслышу без усилия
Легенды вещих птиц;

Из вечного молчания
Седых первооснов
Является звучание
Простых и ясных слов;

В них кто-то жить останется,
Бесплотный – до стиха…
Душе открыто таинство,
Когда она тиха.




* * *
Строчки нижутся, как бисер.
Сумерки. Смотрю в окно.
Кто-то дальний бросил в выси
Бархатное полотно;

Ветер потревожил струнки,
Звуков расплелась канва,
В небе звездные рисунки
Засверкали, как слова,

Подчиняясь вечной власти
Во вселенском вечеру, -
Точно одинокий Мастер
Начал с бисером игру,

Заплетая в тихом трансе
Смысл слов и звездный свет…
Так и дышат в резонансе
И Создатель, и поэт.





* * *
Привычная траектория:
Диван, тротуар, траттория,
И там за бокалом кьянти
Рассказ о большом таланте.
Непризнанные кумиры
Азартно тасуют лиры:
Один бы снимал картины,
Покруче, чем Тарантино,
Другой превзошел бы Данте,
А третий стал музыкантом…
Но критики сплошь – кретины,
А члены семьи – вампиры,
И бисер метать не нужно.
А те, кто сейчас заслужен,
Все бездари и мутанты.
До ночи ворчат у столика
Три сморщенных алкоголика.
Диван, тротуар, траттория –
Банальнейшая история.




* * *
Как будто свет, вглядишься – тьма,
Свершеньям не дано отсрочки!
Меня еще сведут с ума
Мои же собственные строчки;

Уходят в бездны корабли,
На ликах проступают пятна,
А время на часах Дали
Течет туда… Течет обратно…




* * *
Быть лебедью, лететь без следа,
Пленять бесстрастностью сердца
Людей, богов… Рожать, как Леда, –
От Зевса, но из яйца,

Не вить гнезда, не знать привычек,
Свободной красотою – зля!..
Но женщине с душою птичьей
Чужою кажется земля;

Ей печься о насущном хлебе –
Лишиться легкого пера:
Певучая тоска о небе
Звучит в нем звонче серебра;

Сурова дань: чтоб жить крылатой,
Не знать соблазнов и оков:
Век биться, раненой, распятой
В прорехе между двух миров.




* * *
На земле не удержишь взгляда:
Бездны неба к себе зовут!
А рассеянные Плеяды
Точно птицы, в ночи плывут,

Голубиная стая! Мимо –
Год от года привычный путь
Мне б звездою, для глаз незримой,
По безмолвной волне скользнуть,

И тихонечко влиться в стаю,
Просиять, где туман и мгла…
Я страницы сейчас листаю –
Точно слушаю взмах крыла…




* * *
Пустышка иллюзорной славы –
И снова бездорожье, дым…
Как будто полевые травы -
Противоядье от беды;

Вновь быть собой и вспомнить радость
Раскрыться солнцу – как цветы!
И большей не просить награды,
Чем оградить от суеты.




* * *
Все тревоги и тайны во мгле,
Легкость вновь – и души безымянность,
Нет, не время царит на земле –
Сны и странность;

На кривых зеркалах пустоты
Видят знаки тревожные дети,
Да листает как жизни листы
Вечный ветер;

Отпусти себя в темную синь,
Стань сиянием лунным в пространстве,
Ничего у земли не проси,
Снись – странствуй…




* * *
Спазм неизбывного одиночества –
Черная россыпь цыганских бус!
Вспыхивают наперебой пророчества,
- Даже запоминать – боюсь!

Ночь в ожерелье шествует, царствуя,
Мир усыпив колдовством и тьмой,
А Одиссей, заблудившийся в странствиях,
Забыл дорогу домой.




* * *
Тревожен час, когда стоит Луна
В невыносимой красоте вечерней
И льет на землю долгое свеченье,
Сама своею полнотой больна.

Душа ей шлет задумчивый ответ,
Волненья множа, сны воображая,
И подменяет жизнь тоска чужая,
Затерянная между двух планет;

Но темный лик судьбы надежно скрыт -
Скит в завитках и эллипсах орбит,
В глубинах сердца ищет отраженья.

В перемеженье плоскостей, пустот,
Стихийных сил, астральных тел цветет
Мистерия борьбы и притяженья.




МАТЭ

Мне эти сны необходимы!
Приди ко мне и завари
Матэ, который пахнет дымом,
Лист развернется изнутри,

Как струны, связи в гороскопе,
Все напрягутся, зазвенят,
И полетят в калейдоскопе
Событья памяти – назад;

Незначимые эпизоды
Стираются – едва видны…
Расплескивает горизонты
Нептунианский блеск волны,

Ветров певучая баллада
Терзает тростников свирель,
Вечнозеленая прохлада
Качает сердца колыбель.

Часы младенческих пророчеств!
Прозрачны мысли - и ясны.
Сны! Средоточья одиночеств,
Зеркальных отражений сны...

Вздох ускользающего танго –
Застывший во вселенной звук…
Взмах крыл - голубоглазый ангел!
Мистический матэ. Мундштук…




* * *
Нас с тобою в небе разводит кто-то:
Лунный серп из окон ладьей уплыл…
Так давно не смотрела твоих фото,
Что на них уже поселилась пыль;

Прихотливо тайну хранят серванты:
Сдав архивы, снова дышать могу…
Но смотри, куда поскакал Сервантес?
К многоруким башням молоть муку;

Ветер пляшет джигу на крыльях мельниц
И вращает ржавые жернова;
Жизнь смеется, прошлым казня изменниц,
Оглянись, я вправду еще жива?

Мы почти на разных концах туннеля,
Зов заблудшим зверем туда-сюда…
Неужели время всю память смелет,
И в ручье обрадуется вода!

На нее ступлю – и пойду бесстрастной…
- Где ты, странница, стрекоза?
Нелегко глядеть, как в туманах гаснут
Голубые звезды, – твои глаза.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker