Медиа

Поэтические публикации

* * *

Вернуться к жизни с чистого листа,
Разжечь огонь любви в священной чаше!
Пусть, разгораясь ярче, пламя пляшет
И отступают страх и пустота;

Свет озаряет сердце изнутри –
Забытое небесное блаженство!
Божественного плана совершенство –
Слияние в сиянье Гаятри.

Скрываемая истина проста:
Любой душе небесной - пробужденье!
Людской любви вселенское служенье -
Делиться искрой своего костра.


* * *

Скульптор, освобождающий тело,
Из холодного камня, вечного панциря,
Художник, рисующий черным и белым,
То мастихином, а то – пальцами,

Мешающий цвет, пробуждающий глину
Близкий Творцу в простой гениальности,
Душу и плоть создавая единым,
Превозмогает принцип дуальности.


* * *

По самые плечи заломлены руки.
Мечусь исступленно. Ослепла. Оглохла.
От ужаса этой внезапной разлуки,
От вопля вселенского, бьющего стекла

И жизни… Набросок летит карандашный,
В бреду становясь той последней чертою,
Для мозга реальной, как вечер вчерашний,
В который - впечатаны вместе с тобою…

День завтрашний скрыт уже тенью могильной,
Упасть! Через шпалы просыпаться пеплом!
Стать мертвой, не помнящей жизни, стерильной,
Покрепче стянуть эту страшную петлю,

Пускай вместе с сердцем страданье взорвется!
Все кончится… Жилы, как реки, застыли…
Где ангел сверкал, незакатнее солнца,
По самые ребра обломаны крылья.


* * *

Между нами не даль - дыра.
Истязание глаз сухих.
Полшестого утра.
Это время писать стихи.

От дыханья на стенах чад,
Словно в чакре свеча горит.
Лишь когда в мире все молчат,
Получается говорить.

Оживает наш позывной,
Различимый в любом бреду.
Ты на связи всегда со мной,
Слышу сердцем - и значит, жду.

Вновь полотна живые тку,
Завершившийся день отпет!
… Ты, в пространстве ловя строку,
Улыбаешься мне в ответ.


* * *

Не утешена тобою, недоласкана –
Я давным-давно живу чужими сказками,
Окна темные в домах разглядывая:
Неужели их любовь такая адовая?

А судьба кружит, метет порошею,
Вот еще одна унижена, заброшена,
Стонет, ранит встречных взглядом бешеным -
Недоласкана, бедняжка, не утешена…

Нежеланные однажды будут – желчные,
Недолюбленно-обиженные женщины,
Вечно мстят, свои обиды выворачивая,
Раздевая, загляни в лицо: не плачет ли?

Одинокие, бредем в пурге, бесстрастные –
Неутешенные вечно, недоласканные.
Тени рваные с глазами грустными –
Исковерканные бабы русские.

Скандинавская сага

Я заблудилась в пещерах юга,
Но только вышла опять в Асгарде,
Мне примеряли дар нибелунга,
Возили в лодке по синей глади,

Кивал ветвями знакомый ясень,
И Один руны в ладонях высек.
А я смеялась: не нужно власти,
Дай хоть немного любви – и смысла!

Все тайны мира – твои трофеи!
А у меня – искры ожерелья.
Я ускользаю путями Фреи,
Лови в волне мои отраженья!

Ветра с вершин заблудились в струнах,
Из облаков – голубая барка.
Куются копья, поют колдуньи,
Зовет все дальше звезда-собака.

Я сквозь тебя прорасту травою,
Сверкну зарницей багрово-алой.
И ты однажды уйдешь, как воин,
Через столетья - назад в Валгаллу.


Гавана

Тихий вечер в гавани. Ветер,
Чуть вздохнув, касается башен,
Опускаясь, сумерки медлят.
В розоватом ласковом свете
Город-призрак кажется влажным,
От загара долгого - медным.

Ночь желанья горькие смоет.
Для нее здесь нет преступлений,
Даже смерть - сестра карнавала.
Всплеск. Волна Карибского моря
Верным псом мне лижет колени –
Так же я тебя целовала…


Белиз

Эта радость душе знакома:
Я беспечна и я смела…
Слишком много солнца и рома,
А земля предельно мала.

Время лечит старые раны,
Строит новый лад для струны,
Слишком много марихуаны,
И смешны московские сны.

Лунным островом парус бредит,
Океанский штиль бороздя,
Слишком много мужчин и рэгги,
Иногда не хватает тебя.

На заре облаков разводы
Акварелью бегут с холста,
Слишком много шальной свободы,
От которой трудно устать.

Шторм – ревут и пальмы, и снасти,
Дом в дождливых ручьях дрожит,
Слишком много соли и страсти…
…Слишком сильно хочется жить!


Атлантида

Мы с тобою нырнули в воду –
Или в небо? В огне восток.
Убегают по спинам волны,
Перемешивая песок.

Горизонты ушли из виду,
Растворилась вдали земля.
Мы увидели Атлантиду,
Но не с палубы корабля,

А в глубинах стихий играя,
Разметавшись в морской пыли.
Золотые ворота рая
Нам раскрылись - и мы вошли.

Лабиринтами годы, мили,
В легких воздух, над прошлым дым.
Плавники у нас или крылья
Я не знаю, но мы – летим…


* * *

Душа, иссушенная загаром!
Ты пахнешь порохом и сигарой,
Кубинским ромом, волной соленой…
Я не могла быть в тебя влюбленной,
Не только жизней – стихий мы разных!
Но штормом души схлестнуло сразу.
И зазвенели тревожно струны
Всех мачт ветра повидавшей шхуны!
Повадки черта, морского волка.
Мне в бегстве с борта не будет толка.
Чему навстречу – не знаем сами, -
Мы вышли в небо под парусами…


* * *

Звездами в морозном дыме
Судеб миражи.
У тебя чужое имя
И чужая жизнь;

На свою - не обернуться,
Даже возраст стерт,
В старом Яффо много улиц,
Что приводят в порт...

Чувство тайное хранится
В сердце узелком.
Я к тебе сквозь все границы
Пробралась тайком,

Оттого, что дорог прежним,
- В снах и наяву!
Именем забытым – нежно
Ночью назову,

Пробуждая ненароком
Память давних дней,
Стала огненным пророком
Зрелости твоей,

Сердца рухнувшим запретом,
Белизной снегов
И негаданным приветом
С дальних берегов.


* * *

Замысел, мука ли, милость,
Только завещано: длись!
Десять колен растворились,
Десять колен разошлись;

Кружит нелегкое время
По миру манну-метель,
Всюду развеяно семя
Страсти твоей, Исраэль!

Сколько нас бродит по свету,
Пасынков с искрой в сердцах?
Все мы внебрачные дети
В поисках Бога-отца;

В примесях крови мятутся
Мудрость и память, и плен…
Заново где-то сойдутся
Вечных двенадцать колен!


* * *

Прощай, мой друг! До встречи на местах,
По памяти известных достоверно!
Я жду тебя на стрелках и мостах,
Где шум волны и запахи таверны;

Нас снова занесет на острова,
Пусть умирать до срока стало вздором,
Вот только сердце зазвенит, едва
Пройдем колонным долгим коридором;

К морским ступеням прижимаюсь лбом,
Вгрызаюсь солью в потемневший камень
И по привычке в городе любом
Тянусь к граниту жадными руками;

Когда-нибудь всех повстречаю тут,
Мой Петербург! Мучительное место!
Жива любовь, чьи спазмы душу рвут,
Грядущее, как прошлое, - известно;

Свидание пьянит и веселит,
Как мы вольны и радостны, бродяги!
Вновь Млечный Путь летит из-под копыт,
И на фрегатах поднимают флаги.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker