Медиа

Поэтические публикации

* * *

Душа не льнет к исповедникам:
Язычница ли, шаман…
Единственным собеседником
Становится океан.

Молитвенное могущество!
Не ровня – земным царям.
Над колыбелью сущего –
Сверкает небесный храм.

Назад, к обретенью мудрости
Во власти твоих стихий.
Волнение изумрудности -
Живая епитрахиль!

Мне ветер полощет волосы.
В пещерах подводных глыб
Как локон, струится водоросль,
Дразня разноцветных рыб.

Так влажно, тепло и ласково
Целуешь колени мне…
Я только одна из раковин,
Затерянная на дне.



* * *

Чайка взмывает, падает.
- Лево еще руля!
Сладко летать на палубе
Легкого корабля!

В птичьих крылатых линиях
Призрачна власть людей!
Море такое синее,
Небо – еще синей!

Гребень волны – и пауза,
В сердце восторг и страх,
Так ли здесь шел под парусом
Вдаль - молодой Неарх?

Желтое солнце Азии,
Знойные сны минут…
Лишь кучевые айсберги
Над головой плывут.


Кадакес

Пейзаж знакомый: опустевший пляж,
На берегу – дома, сады и лодки…
Но вдруг мне сердце опалил мираж,
Сколь солнечный, счастливый, столь – короткий.

Навстречу мне – художник молодой,
Ему хвала людская – безделушка,
Куда важней рыбешка под водой,
Меж камушков сверкнувшая ракушка.

И Лорка жив! Он смотрит свысока,
Насмешливыми умными глазами,
Его влекут ветра и облака,
И звезды над туманными холмами.

А смуглая сестра из озорства
С отвесных скал ныряет прямо в море,
Душа полна восторга, торжества,
Еще не зная, что в разлуках – горе…

Старухи сумасшедшей милый бред,
Предчувствие любви – пьянящей, странной,
И надо всем – неповторимый свет
Долин и бухт родного Ампурдана.

Один сюжет для тысячи холстов –
Мелькнувшее, как наважденье, лето!
Где каждый юн и к подвигам готов,
И видит лишь хорошие приметы.

А ночью – луны, песни, голоса,
Судьбе уже не быть обыкновенной!
Сошлись часы, планеты, полюса
В одной прекрасной, замкнутой вселенной!

Я не дышу: пускай продлится миг,
Где все они – романтики, повесы,
Которых жизнью напоил родник
Исчезнувшего с ними – Кадакеса.


* * *

Не в первый раз такой на сердце всплеск,
Но он пройдет, как шторм по водной глади,
И слишком быстро время все уладит,
Останется холодный лунный блеск.

Сейчас еще бушуют все стихии,
И верится: миров конец настал!
И пенится крутой девятый вал,
И целят в душу молнии лихие.

Шепчу себе заклятьем: все пройдет,
Но по-другому, чем бывало прежде,
Вручаю жизнь отчаянной надежде,
Что будет все как раз наоборот!

Пусть истерзают и ветра, и бури,
Но будешь ты еще дороже мне,
И мы погибнем оба в глубине,
Как миллионы солнечных Лемурий.

* * *

Нет молитвы, лишь моря сон.
Имя, вычеркнутое раз пять.
Из наушников Моррисон,
Голос – в сердце по рукоять.
Раздвижение рук. Распять!
До рассвета пылать костру.

Память! Парус иных широт,
От границ, от глазниц, от каст!
Призрак близок и большерот.
Я сейчас подпишу отказ.
Темно-синий души атлас
До сверкающих дыр сотру.

Част навязчивый час расплат,
Лук изогнутый – в звездный луг.
Плотью сброшен забвенья плат:
Раз крылат - никаких заслуг.
Заповеднейший час разлук,
Обрывающийся к утру.


* * *

Изначального моря соленый вкус!
Я тянусь к тебе, я тебя боюсь,
Ибо есть на свете такая грусть –
Осязанье всеми забытых уз.

Вздох морской! Ожиданье листа, холста
И утробы, что до поры пуста.
Незнакомок пресных считать устав,
Горькой солью пронзили твои уста.

И волны ответный родился всплеск:
В сердце - то ли сосновый лес,
То ли звезд, отраженных в пространстве, блеск!
Потому-то уже не сумею – без!

Откровенье – солью сожженных губ!
Ожидание бури на берегу,
Знаки моря всюду – в песках, в снегу,
Я – соленой кровью к тебе бегу!

Из глубин ракушки мне шепчет куст,
Вьюсь, как водоросли влажный ус,
И в объятьях бьется не страсти пульс –
Изначального моря соленый вкус!


* * *

Рассветные тени упали
На белого храма ступени:
Лакают воду из моря.
В светло-розовой дали
Птиц послышалось пенье,
Подруга волосы моет.

Открылись двери востока:
Проснется утро, обнимет,
Теплым, ласковым ветром.
Светила ясное око
Взойдет, сияя, над миром,
Смиренно склонятся ветки.



* * *

Померещилось, будто
Средь житейских зыбей
Есть тишайшая бухта –
Почти колыбель!

Там сверкнут нереиды,
Кувыркаясь в волне,
Силуэт Атландиды
Отразится на дне;

Но концы и начала,
Царств величье и прах,
Здесь в зевесовых скалах,
Точно в божьих руках.

Солью выжжены губы,
Входит солнце в зенит,
Увлекает и губит
Суеты лабиринт.

Приглядись: за горою,
Время развоплотив,
Оживают герои,
Дышит вечностью миф.

Чтоб из бездны Эреба
Дух вести и хранить,
Вьется, тянется в небо
Ариаднина нить;

В сердце бьется так живо,
Не давая уснуть…
А над гладью залива
По ночам Млечный путь.


* * *

Ты избавляешь меня от тоски,
В волны бросаешь огненной лавой.
Все мы лишь ангелы и моряки.
Жить – не с руки. Нам летать или плавать.

Для погружений в тайны пучин
Жабры даны, но у нас еще крылья!
Бездна – удел бесстрашных мужчин.
Музам – полет, рассказать, что мы были.


* * *

Мы с тобою нырнули в воду –
Или в небо? В огне восток.
Убегают по спинам волны,
Перемешивая песок.

Горизонты ушли из виду,
Растворилась вдали земля.
Мы увидели Атлантиду,
Но не с палубы корабля,

А в глубинах стихий играя,
Разметавшись в морской пыли.
Золотые ворота рая
Нам раскрылись – и мы вошли.

Лабиринтами годы, мили,
В легких воздух, над прошлым дым.
Плавники у нас или крылья
Я не знаю, но мы – летим…



* * *

Над заливом как чайки яхты,
В небесах облаков барашки.
За плечами чужие страны.
Мы с тобою бросаем якорь
Новой жизни. Пусть будет яркой
Как соленые встречи наши!
Я хочу просыпаться рано
В порванной на груди тельняшке.
Плыть в объятиях капитана…



* * *

Душа, иссушенная загаром!
Ты пахнешь порохом и сигарой,
Кубинским ромом, волной соленой…
Я не могла быть в тебя влюбленной,
Не только жизней – стихий мы разных!
Но штормом души схлестнуло сразу.
И зазвенели тревожно струны
Всех мачт ветра повидавшей шхуны!
Повадки черта, морского волка.
Мне в бегстве с борта не будет толка.
Чему навстречу – не знаем сами, –
Мы вышли в небо под парусами…


* * *

Запах рома и табака.
На штурвале рука крепка!
Я в объятьях твоих тону –
Бездны меряю глубину.
О таком неусыпно молят:
В нашей близости дышит море
Штормовое! Здесь штиль нечасто.
Ветер. Волны. Свобода. Счастье.


* * *

Не играть и не притворяться,
Покориться – простой закон.
Присмотрись: отпечатки пальцев
Глубоки. Значит, все не сон!

Вечной страсти, судьбы победа:
Кто свободен – душою пьян.
Мы с тобою, устав от бега,
Солнцем рухнули в океан.

Кто бы знал, где любовь догонит!
Как в движенье она сильна.
Я читаю в твоей ладони
Арамейские письмена.

В судный день все грехи простятся.
Ветры южные солоны.
На груди отпечатки пальцев.
Я гляжусь в них – как в эти сны.


* * *

Сонная вечность. Марево мрака.
Тихая лодка в бездне вселенной.
Вот и проходим тропиком Рака.
Лунами иглы. Фарватеры – вены.

Близко паденье. Границы размыты,
И облака – лишь пуховки из ваты.
Мы обживаем центр зенита,
А впереди вздыхает экватор.

Северный тропик! Сверканье созвездий
Праздник Нептуна, желание бога.
Жар поцелуев и звездные вести.
Также обнявшись, пройдем Козерога…


* * *

Близость вяжет неторопливо,
Крутит сонно веретено.
Так вечерняя песнь отлива
Не спеша обнажает дно,

Открывая медуз и крабов,
Звезд, пучки разноцветных игл.
Ты любовь свою долго прятал,
От меня же не утаил.

Заглянуть в свои сны доверил,
Тронуть прошлое разрешил.
Сквозь текущее к лунам время
Я касаюсь – глубин души…


* * *

Звонкая зыбкость лунного света.
В волнах серебряных белая лодка.
На небесах – трафарет силуэта.
В смуглых ладонях линии ломки.

Дышится вольно такими ночами!
Судьбы раскрыты как древние свитки.
К млечному острову счастья причалив.
Там и останемся, с вечностью слиты.


* * *

В прошлое сердцем стерты следы.
Поверить в случайность трудно.
В этом краю сто оттенков воды:
Ласково-изумрудной.

Вслушайся: давняя память звучит,
В раковинах, в прибое.
В южной сверкающей ярко ночи
Нас с тобой только двое.

Мы то взлетаем, то падаем вниз.
Бриз охлаждает лица…
Звонок, высок молодой кипарис.
- Разве все это снится?..


* * *

Страсти – баллов на двенадцать,
Волны глухо бьют в каюту.
Невозможно оторваться
От тебя ни на минуту!

Мир в предчувствии коллапса,
Ливни сверху, волны снизу.
Нам бы только целоваться,
Только, чтобы ты был близок!

Шторм уляжется к рассвету,
Ты уснешь, не отпуская…
Неизвестно, где я, где ты…
Вот она, болезнь морская!


* * *

Когда происходит все, о чем ты мечтал,
Само по себе, и прошлое - мимо,
Не стоит мешать. Отпускай же штурвал,
Пусть волны несут по судьбе, по Гольфстриму,

Ты не торопись, все успеем принять
И в поры впитать – звездной мелкою взвесью.
Медленней, милый! Течение вспять
Не повернуть… И мы в нем… Уже вместе…


* * *

На песке станцуем Пьяццолу.
Только я закрою лицо,
Чтобы ты не знал, что я плачу.
Не считай себя подлецом.
После выпей со мной за удачу
Пару кровь взрывающих шотов.
К черту платье, туда же и шорты.
Прыгнем в море прямо с причала.
Горизонт в полнолуние желтый.
Знаешь, это просто начало…


* * *

Ты сын морской, я – соль земная.
Возможность встреч близка к нулю…
Назло стихиям страсть шальная
Связала мертвую петлю.

Не вырваться - разлука душит,
Тоска любви - двойной аркан:
Хоть ты ко мне – броском на сушу,
Хоть я – с разбега в океан…


* * *

Сожмется вечность в пару слов,
Тревога в ночь поднимет,
Ты на одном из парусов
Мое начертишь имя,

И с якорей сорвет корабль,
В заливе станет – тесно!
Ты устремишься к островам
Отчаянным Кортесом.

В какую из земных сторон
Еще забросят ветры?
Есть сила крыльев у имен
Подруг и спутниц верных.

Случится и прорыв, и взлет!
Любовью наполняясь,
От моря к небу понесет
Твой вдохновенный парус…


* * *

Бывают моменты грусти.
И небо кругом – немое.
Дельфина прибой отпустит
Легко в штормовое море.

Там будут – дворцы, глубины…
Но все-таки очень больно,
Что ночью шальною, длинной
Я рядом, но не с тобою.


* * *

Будь тем, кто есть. Пересекая море,
Мы все причалим к дальним берегам.
Там я печаль разлук твоих отмою,
Легко прижмусь волной к твоим ногам.

Запомни миг, и горизонт, и скалы.
Как мы давно хотели быть вдвоем!
Как ждали шторм! И как всю жизнь искали,
Чтобы восстать одним небытием!


* * *

Видеть сны и делать наброски
На песке - мудрей и наивней.
С высоты летят отголоски,
Обещая звездные ливни,

Встрепенулись недра, вулканы,
У морских глубин привкус пепла!
Мне рассказывали великаны,
Как с небес обрушилось пекло,

Погрузилось в бездну лазури!..
- Видишь, вновь земля голубеет?
Пирамида в архитектуре -
Нам еще неведомый берег.

Все дожди в веках - слезы сфинкса,
Очищают души водою.
Вплавь – от Сириуса до Стикса!
- По волнам бегу за тобою.


* * *

Раскройся. Предельно с тобой откровенна
Тропическими неземными ночами.
Взаимная страсть рвется в душу и вены
Лучами, космическими ручьями.

К началу! Сам Пан нам сыграл на свирели,
Все нимфы танцуют, созвездия в сборе.
Луна высока и всесильна в апреле:
В земную любовь посвятит нас с тобою.

Размыты границы, разбиты оковы,
Из моря – зарею – звенящее завтра.
Бегу в тебе радостной огненной кровью,
И ты мне миры открываешь внезапно.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker