Медиа

Поэтические публикации

***
Ветер режет морщины в медных сумерках моря,
Обнимает прибоем, облака бороздит.
Пусть меня близость неба воскресит и омоет,
Прижимаюсь к Израилю, его теплой груди.

Обо всех вспоминаю, собираясь из пепла
Уничтоженных штетлов, ржавых концлагерей,
Эту музыку нежную в детстве слышала где-то,
По струне моей памяти возвратись поскорей.

Нас навек успокоят ночи теплые, длинные,
В них блуждает зарницами дальний плач скрипача.
На губах горечь времени и еврейского имени,
Как же трудно о будущем разучиться молчать.

***
Оставив сердце в Иерусалиме,
Бежать в Гавану, Тегусигальпу,
Надеясь, время обеты снимет,
Пить эту жизнь не глотками – залпом!

Потерь, падений не счесть на карте,
Где нас ровняли под всех, кроили,
Но поднимались мы многократно,
Чтоб просиять – в Кордове, Каире.

И в этой жизни – сильна десница,
Пока язык не присох к гортани,
Судьба о встрече с тобой молиться,
Бросаться в бездны воспоминаний.

Куда бы ветром ни заносило,
В каких морях ни срывало парус,
Но сердце бьется в Иерусалиме,
Где песня с небом соприкасалась.

***
С волнением воспоминанья,
Покинув рабство, вольным став,
Отведай черствый хлеб изгнанья,
Соленость слез и горечь трав.

Вкус многотрудного исхода
Из сытости небытия,
Где в людях умерла свобода,
Отвергнута любовь моя;

Кто знает, сколько лет в пустыне
По собственным следам блуждать?
Пусть вера в сердце не остынет
И станет путь как благодать.

Иди за мной в лучах надежды –
Спасенья знаки впереди,
Не будет мир таким, как прежде,
Кругом поют: Господь един!..

Прими лишенья и страданья
Как искупление стыда,
А долгожданность оправданья –
Решенье высшего суда.

***
Опять дорога змеится,
Туман нисходит вечерний,
Уносит дальше возница…
Судьба – лишь смена кочевий.

Горька цикута скитаний:
С холмов родной Палестины –
В костры испанских рыданий,
Тьму африканской равнины.

Летит на юг и на север,
Как будто жаждет забвенья,
Чужое горькое семя,
Чтоб прорасти – в поколенья,

Любить, гореть и метаться,
Не обретая покоя,
В креольском огненном танце,
Соленой ласке прибоя.

Случайны встречи, жилища,
Звучат несладко наречья.
Чего столетьями ищем?
Изгнанья путь бесконечен.

И в каждом новом рожденье
Горящим солнцем гонимы.
И день, и ночь – сновиденье:
Восходим к Иерусалиму!

***
Забыли то, зачем сюда пришли,
Падение в безумство испытали:
Делили троны, предавали, крали,
Чужим богам кропили алтари,

Несправедливость возвели в закон,
Служить толпе заставили искусство,
Добро и зло перемешали густо,
Не различали судеб и времен,

Развязывали ужас новых войн,
Захлебывались желчью лжесвидетельств…
Кругом рыдали женщины и дети,
Достиг небес душ уязвленных вой.

И в Судный день восстали из земли –
Был каждый миг порочной жизни взвешен.
Вердикт суров, оправдан, безутешен…
…Так вспомнили, зачем сюда пришли.

***
В душе звучит твоя виолончель,
Ее вечерний голос не случаен:
В нем вехи разных судеб различаю
И тысячи мерцающих свечей;

Плач вдов и обезумевших детей,
Всех стариков, невинно убиенных,
Огонь людьми распахнутой Геенны,
Раскаянье молитвы «Коль нидрей»;

Седины покрывающий талит,
Шофара скорбь, глубинный отклик хора,
Пророчества, истекший кровью город
Иерусалим, что над землей парит…

Во времена жрецов и палачей
Стремление к любви не умирает,
Напоминая о блаженстве рая,
Пока звучит Творца виолончель.

***
Трудные встречи – в памяти, на бумаге,
Стрелки часов солнцу указывают восток.
Острая боль – исступление пытки в Праге,
Среди мрачных замков, застывших фигур, мостов.

Посмотри на пляску собора святого Витта:
Взмыл в экстазе башен, черным объят огнем,
В синагоге спрятан обугленный Торы свиток,
Вся история мира страданьем зашита в нем.

А на кладбище камни перемешались, кости,
Здесь за выход к небу долгую дань берут.
И над всем царит, раскаляясь, осень –
Торжество столетий над зыбким дождем минут.

***
Их в страшные годы разлук не снесли,
Не бросили псам на закланье:
Зубами дракона растут из земли
Еврейские скорбные камни.

Истертых надгробий недвижимый лес
В сияющем золоте Праги:
Из окон окрестных видны – и с небес
Тяжелые памяти флаги.

Свидетели мертвых хранят имена,
Смыкают ряды в обороне…
И пробирает насквозь тишина,
Как будто нас тоже хоронит.

***
На парапете сером у реки,
Где сотни судеб время разметало,
Растерянно застыли башмаки,
Истоптанная обувь из металла.

Неотвратимый жребий был жесток:
Детей и женщин, стариков, подростков
Вниз по теченью уносил поток
От исходящих кровью перекрестков.

Дунай! Исток цивилизаций, царств –
Стал кладбищем для безымянных мертвых,
Они плывут, взывая без конца,
Их кости вымываются на отмель.

Зажгите рядом памяти свечу,
Всех вспомните и посмотрите в воду,
Там столько боли, столько слез и чувств,
Что сотни лет не выразить народу.

Такие туфли у меня точь-в-точь!..
Тень стройная дрожит в озябшей глади.
Как трудно боль чужую превозмочь,
На башмаки разбросанные глядя!

***
У еврейских семей – новый год!
Всюду сладости, фрукты, подарки,
Окунаются яблоки в мед,
Окна в городе вспыхнули ярко.

Есть и в радости – миг тишины,
Вспомнят те, кто любовью согреты,
Как, ослепшая в годы войны,
Чья-то бабушка вышла из гетто,

Дед бродил между братских могил,
Звал родных… Сыпал дождик весенний.
В этих стенах никто не забыл,
Кем даровано было спасенье.

Тени предков – в глазах у детей,
Мирно плещут дунайские воды.
Сотни тысяч безвинных смертей –
В алтаре обретенной свободы.

Праздник новых начал и надежд,
Благодарность молитв на иврите.
…К вам склоняется ивами Пешт:
– Будьте счастливы, долго живите!

***
Все уходят в сумрак понемногу:
Ни узнать, ни встретить, ни позвать…
Чьи-то души отлетели к Богу,
Если звезды вплавлены в асфальт.

Проходя по улице щербатой,
У ворот изогнутых склонись:
Имя жертвы прочитай и даты –
Пусть на миг ему вернется жизнь!

Сгинул он в концлагере ли, гетто,
Захлебнулся в придорожном рву…
Роковые прошлого отметы
Держат нашу совесть на плаву,

Не дают расслабиться, забыться,
Утомленным сердцем очерстветь…
В желтых звездах гордая столица,
Что с еврейской памятью в родстве.

***
Это пламя субботней свечи,
Что в столетьях евреев хранило,
И вело в непроглядной ночи
Через боль и страданий горнило,

Вдохновляло надеяться, ждать,
Пробуждать откровение в детях…
Пусть любовь в твоем сердце всегда
Той же искрой божественной светит!


***
В предчувствье великих событий,
Под синим шатром небосвода,
Не спите, евреи, не спите,
На дымных дорогах исхода.

Зажгите светильники срочно,
Молитесь душой неустанно,
А вдруг наступающей ночью
Откроется высшая тайна?

Пусть зов милосердный услышат,
Все те, кто открыться готовы,
Сойдет, как спасение, свыше,
Создателя мудрое слово,

Его вы даруете детям,
Связав бесконечные нити…
На нашей тревожной планете
Ищите друг друга, любите.


Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker